Iнформацiйно-просвiтницька та освiтня Опубліковано 25.12.11

Арбатцам об Арбате

Arbat_9_555_2[2]-1В московском издательстве ООО Агентство печати «Столица» подписано в печать книгу генерального директора Культурного центра, доктора исторических наук, лауреата Национальной премии Украины имени Тараса Шевченко Владимира Мельниченко «Арбат, 9 (феномен дома в истории Москвы арбатской)».

— Владимир Ефимович, откуда такое название?

— Сразу скажу, что содержание книги значительно шире названия. В то же время название «Арбат, 9» — самое точное. Речь идет об арбатском доме, летопись которого объединила вокруг себя все остальные сюжеты, в том числе, крупные, масштабные. Абсолютно был прав москвовед Лев Колодный, когда заявил, что «история практически каждого дома на Арбате, даже самого небольшого и, казалось бы, незначительного, в конце концов, если ее исследовать, неминуемо приводит нас к именам и событиям, забыть которые невозможно, не рискуя потерять свое лицо». Дом № 9 именно такой — удивительный! Феномен его двухвекового присутствия в жизни и судьбе Старого Арбата позволил аккумулировать важнейшую, ключевую информацию обо всем интереснейшем и неповторимом арбатском мире.

— А подзаголовок как возник?

—  Термин «Москва арбатская» принадлежит Борису Зайцеву, который в письме к Александру и Евгении Дейч из Парижа в мае 1966 года, то есть, через 45 лет после расставания с Арбатом и Москвой попросил: «Москве арбатской поклонитесь от меня». Москва арбатская — не только сама улица в центре столицы длиною около километра, но и ближнее переулочье: «зигзаги кривых переулков» (Андрей Белый); «закарлючистые улицы московские» (Тарас Шевченко). Это тот «особый город», о котором писал Иван Бунин: «Здесь, в старых переулках за Арбатом, совсем особый город».

Ныне по адресу Арбат, 9 находится Национальный культурный центр Украины в Москве — духовный преемник украинского присутствия в истории российской столицы. Тем самым, дом стал уникальным камертоном украинской тональности в арбатской и московской исторической симфонии.

— Что именно Вы имеет ввиду?

— Скажем, арбатская жизнь Николая Гоголя или московское пребывание Тараса Шевченко хоть и виртуально, опосредованно, но связаны, неразрывно связаны с Украинским домом. Исходя из этого, двум великим землякам я посвятил отдельные главы.

— Но не только им. Глазами украинца, свыше двадцати лет прожившего в Москве, вы посмотрели и на все другие истории, накопившиеся за два столетия вокруг дома № 9…

— Исключительно затем, чтобы выделить, акцентировать особо интересные сюжеты, необычные моменты, яркие детали, новые краски, занимательные факты, которые в силу разных причин не привлекали российских авторов. Этот подход позволяет по-новому подойти даже к известным, хрестоматийным картинам и ситуациям прошлого или хотя бы изменить привычный угол зрения на них. Арбатские хроники таят в себе великие образцы человеческой дружбы, выдающиеся примеры духовных свершений, дивные пересечения и переплетения судеб украинских и российских исторических персонажей, да что там — украинского и российского народов. Это необходимо знать, об этом нужно писать! Как в Библии сказано: «Итак, теперь сядь и напиши на столе и в книгу, как всё это будет от начала и до конца».

— Вы писали с чистого листа?

— Конечно, нет. Опирался на труды дореволюционных историков и бытописателей Москвы — Петра Вистенгофа, Ивана Забелина, Ивана Кокорева, Ивана Кондратьева, Михаила Пыляева; советских и современных москвоведов и арбатоведов — Иммануила Левина, Владимира Муравьева, Сергея Романюка, Петра Сытина, Сигурда Шмидта и других.

— Но кроме этого, знаю, были также многочисленные и разнообразные путеводители по Москве…

— …справочники, адресные книги, ежегодники: «Книга адресов жителей Москвы» Карла Нистрема, «Адрес-календарь города Москвы», «Указатель Москвы», «Вся Москва», а также планы и карты Москвы, прежде всего, ХІХ столетия. Изучен малоизвестный «Алфавитный указатель» к планам всех административных частей города, содержащих фамилии москвичей-домовладельцев, перечень соборов, храмов, монастырей, гостиниц, полицейских будок, «казенных, общественных и владельческих домов». Всесторонне проанализированы арбатские сюжеты адресной и справочной книги «Вся Москва» на 1917 год. Важная информация найдена в московских газетах и журналах ХІХ и ХХ веков.

— А еще были архивные документы…

— Да, документы более, чем десяти московских и киевских архивов, музейных и библиотечных фондов. Мне пришлось несколько лет возглавлять большой архив в Киеве, поверьте, документы — это серьезно. Поэтому перечислю все использованные архивные хранилища: Государственный архив Российской Федерации, Российский государственный архив древних актов, Российский государственный архив литературы и искусства, Архив А. М. Горького Института мировой литературы им. А. М. Горького РАН, Центральный исторический архив Москвы, Центральный архив научно-технической документации Москвы, Центральный муниципальный архив Москвы, Научно-исследовательский отдел рукописей Российской государственной библиотеки, Музей истории Москвы, Государственный центральный театральный музей им. А. А. Бахрушина, Государственный научно-исследовательский музей архитектуры имени А. В. Щусева. В Киеве обращался в Отдел рукописных фондов и текстологии Института литературы им. Т. Г. Шевченко НАН Украины, а также в Институт рукописей Национальной библиотеки Украины им. В. И. Вернадского.

— А сколько вы цитируете классиков!

— Как их не цитировать. На то они и классики. Впрочем, если серьезно, смотрел на них, как на источник интереснейших сведений об Арбате. Они почерпнуты в произведениях Михаила Салтыкова-Щедрина, Андрея Белого, Ивана Бунина, Бориса Зайцева, Николая Зарудного, Анатолия Рыбакова… Важные штрихи к облику Арбата взяты у Виссариона Белинского, Григория Данилевского, Михаила Загоскина, Петра Кропоткина и многих других. Читатель познакомится с лучшими поэтическими строками об Арбате. Можно сказать, что история Арбата во многом рассказана устами ее участников и очевидцев.

— Очень часто авторов подобных книг обвиняют в субъективизме.

— Конечно, в историческом исследовании субъективное присутствие автора неминуемо, но чем честнее он и чем больше доверяет своему читателю, тем увереннее и чаще будет позволять ему самому разобраться в истинных свидетельствах истории — документах.

— Значит ли это, что в книге «Арбат, 9» все литературные приемы, все сюжеты и точки зрения имеют документальную основу?

— Даже больше: все диалоги и монологи, вводимые в повествование, всегда воспроизводят слова, написанные или произнесенные в действительности. И даже ссылки на московскую погоду или названия вывесок на лавках и магазинах в каждом конкретном случае взяты из официальных и других источников исторического времени.

В книге множество фамилий рядовых и знатных москвичей, которые жили, работали, творили и страдали на родном для них Арбате в ХІХ и ХХ столетиях. Я буду рад, если кто-то найдет среди них своих далеких родственников или просто вспомнит известных и неизвестных староарбатцев, чтя их память. Они любили Арбат!

— Случилось ли что-то особенное в авторском сердце во время работы над книгой?

— Я в полной мере осознал огромность и необъятность Арбата, его земное обаяние и космическую притягательность. И как идет Арбату прилагательное — Старый!

— Кстати, а кто автор этого определения?

— Это поэтично точное словосочетание — «старый Арбат» — впервые употребил Андрей Белый. В своих книгах я величаю Старый Арбат с большой буквы. Его история неразрывно связана с историей столицы (недаром его называют «душой Москвы»), с историей России и Украины, даже больше — мира. Однажды Андрей Белый восторженно сказал: «История мира: Арбат». А в одном стихотворении: «Выходишь в Вечность… на Арбат». Писатель Михаил Осоргин так начинал свой роман «Сивцев Вражек»: «В беспредельности вселенной, в солнечной системе, на Земле, в России, в Москве, в угловом доме Сивцева Вражка…» Борис Зайцев размашисто предполагал: «Что если бы теперь Данте явился на Кисловках и Арбатах…» Вселенское восприятия Арбата встречаем у Вадима Шершеневича:

Но пока я не умер, простудясь у окошечка

Все смотря: не пройдёт ли по Арбату Христос…

Булат Окуджава также воспринимал Арбат в планетарном контексте: «…Погода двадцатого века началась на Арбатском дворе…» Или: «По Сивцеву Вражку проходит шарманка, когда затихают оркестры Земли». Или еще: «Арбат — мой дом, но и весь мир — мой дом…»

В сердцах других творческих людей опоэтизированный Арбат стал звездным Млечным путем. У поэта и философа Константина Кедрова есть даже стихотворение «Арбат — Млечный путь». У Константина Ваншенкина: «И этот Млечный путь Арбата в высоком небе надо мной». И дом № 9 является для меня драгоценным вкраплением этого звёздного пути.

Немного людей, которые связали свою жизнь с Арбатом, могут повторить за Окуджавой:

Ах Арбат, мой Арбат, ты — мое призвание.

Ты — и радость моя, и моя беда.

Очень трудно, почти невозможно кровно причаститься к арбатству, но если это случилось… «Арбатство, растворенное в крови, неистребимо, как сама природа» (Булат Окуджава).

— Так кто же они — дети Арбата?

— Это не только те, которые родились или долго жили на самой улице и ментально приросли к ней. Есть и духовная пуповина, которая для истинных поклонников Арбата не менее органична и крепка. Поэтому понятие «дети Арбата», оставаясь конкретно-историческим, навсегда привязанным к советскому времени, постоянно расширяется в своей сущности. В этом, именно в этом я вижу духовное будущее самой знаменитой улицы России.

Я благодарен Арбату за то, что он дал мне возможность не только прикоснуться к истории русской культуры и духовности, но и окунуться в нее. За то, что многие годы прославляю здесь украинскую культуру и духовность. За то, что имею возможность не только вдохнуть неповторимый арбатский воздух, как это делают сотни тысяч москвичей и приезжих, но и дышать им долгое время полной грудью.

Ощущаю себя, говоря словами Бориса Зайцева, «гражданином Арбата», того Арбата, который называли Николиной улицей, того Арбата, который находился и находится под покровительством Святого Николая:

«И Никола Милостивый, тихий и простой святитель, покровитель страждущих, друг бедных и заступник беззаступных, распростерший над твоею улицей три креста своих, три алтаря своих, благословит путь твой и в метель жизненную проведет. Так расцветет мой дом, но не заглохнет».

— Но, наверное, Вы не всегда будете жить на этой улице?

— Уже сейчас предвижу, что после неизбежной разлуки с Арбатом, всегда буду чувствовать теплую, пронзительную ностальгию по главной улице России. А пока говорю словами Беллы Ахмадулиной:

…Смуглей великого арапа

восходит ночь. За что мне честь —

в окно увидеть два Арбата:

и тот, что был, и тот, что есть?

Скажу, что писал книгу с огромной любовью к Арбату. Сделал то, что мог. Писал, как дышал, никому не угождая.

— Какую читательскую реакцию ожидаете?

— Какой же автор не желает, чтобы его книга была прочитана как можно большим количеством людей? Поэтому просил бы всех, кто доверяет мне как генеральному директору Национального культурного центра Украины в Москве, что на Арбате, 9, прочитать эту книгу. Говоря словами Пушкина, сие сделать «бы не худо; даже можно, даже нужно — даже ради Христа сделайте…». Поверьте, жизнь и судьба необыкновенного дома в контексте великой арбатской истории того стоят!

Записала Ассоль Овсянникова-Мелентьєва.